NEWSru.co.il
18+
время публикации: 4 сентября 2016 г., 11:12
последнее обновление: 4 сентября 2016 г., 11:12
Виктория Токарева о книгах, свободе и израильском воздухе
Ее книги очень легко найти в магазинах, потому что они всегда стоят на самом видном месте и продаются как горячие пирожки вот уже много лет. Ее рассказы и повести рассказывают о простых вещах и понятных людях, которых мы встречаем каждый день. Они ходят мимо нас по улицам, улыбаются чему-то своему или хмурятся, здороваются на бегу и на вопрос о своей жизни отвечают "Ничего". Виктория Токарева как раз умеет в этом "ничего" найти такие краски и такие драмы, которых не видит никто другой. Из будничных разговоров, из каждодневных дел и встреч сплетаются ее смешные и грустные истории – о нас самих, какие мы есть. На встрече с израильскими читателями Виктория Самойловна представит свои последние книги: "Кругом один обман"? "Немножко иностранка", "Муля, кого ты привез?", "Мои мужчины"/ Перед этой встречей Ольга Черномыс поговорила с писательницей о том, что ей сегодня интересно и о чем она пишет новые книги.

- Приобрести билеты на вечер Виктории Токаревой

Как вам кажется, кто приходит на встречи с вами в Израиле?

Однажды Дуня Смирнова сказала фразу: "Русская интеллигенция – это евреи". Вот они и приходят, потому что неинтеллигентные люди книг вообще не читают, и моих в том числе. Это одна большая русская интеллигенция, которая разделилась на страны. Конечно, больше приходит женщин.

О чем чаще спрашивают?

Им кажется, что я все знаю. Вот они и спрашивают о том, что их волнует – о любви. Про политику меня спрашивать бесполезно, к ней я равнодушна. Потому что независимо от политики я всегда живу одинаково. Живу творчеством, своими замыслами, книгами. Конечно, есть вещи, которые игнорировать невозможно. Обнищание народа, мизерные пенсии, зарплаты – это, конечно, очень обидно. Вчера я смотрела фильм Андрея Смирнова "Жила-была одна баба" про жизнь русской женщины, которая переживает коллективизацию и так далее. Я смотрела и понимала, что именно так и было. Ни один народ не позволили бы такого обращения с собой. Французы уже вышли бы на улицу.

Вы не думали уехать?

Для меня место моего пребывания – то, что не обсуждается. Я работаю со словом и мне необходимо, чтобы вокруг был русский язык. Я не смогу жить в стране, где буду говорить, как пленный немец: "бабка, дай яйки".

Где вы проводите время, где пишете?

Я все время на даче под Москвой, но в самой Москве почти не бываю. Мои книги очень хорошо продаются, издательство мне прилично платит, так что я покупаю себе свободу жить за забором отдельно от всех. Это большое счастье.

Вам не скучно там?

Когда я была молодая, мне иногда бывало очень скучно. А сейчас я понимаю, что скучного нет ничего. Я много пишу. Писательский талант ведь проявляется в том, что человека тянет к столу. Сидеть по много часов интересно только тому, у кого в груди работает эта батарейка. У меня до сих пор она тикает. Поразительное дело, мне уже довольно много лет, и я пишу все лучше и лучше. И даже, может быть, лучше всех. Я переписала всю свою жизнь, все, что со мной было. И кажется, больше в голове нет ни одного замысла. Но вдруг раз – что-то всплывает. Начинаю разговаривать с кем-то о чем-то, и оказывается, написать можно обо всем. Появляется новая книга.

А как вы себя чувствуете в Израиле?

Я приезжаю в Израиль каждый год уже двадцать лет. Каждый раз появляется ощущение, будто я приехала на дачу - здесь легко дышится. Страна кажется мне домашней и трогательно заботливой. К тому же, там поразительные ландшафты, и очень разные. В Тверии одни картины, на Мертвом море, где стоят Содом и Гоморра - такая древность. Тель-Авив похож на Сухуми, а в Нетании все иначе. Талантливая страна.

Где вы обычно останавливаетесь?

Каждый год происходит одно и то же. Прилетаю в аэропорт, сажусь в такси и через Иудейскую пустыню еду на Мертвое море, в отель Lotto. Встречаю там одних и тех же людей. Например, француженку с мужем, который шьет шубы – она изысканная, он уродец. Я говорю с ними по-французски.

Вас узнают в Израиле? Ведь вы стали популярной в Советском Союзе.

Помню, вошла в море, там стояла женщина, безумно авторитарная, всеми командовала. Оказалось, она дипломат. Я спросила ее: "Простите, вы еврейка?" Она удивилась и сказала: "Да, - а потом добавила, - первый раз в жизни спрашивают - или я еврейка". А мимо шел человек, который на это ответил: "Первый раз вижу человека, который не узнает Токареву".

Или еще. Стоит старая еврейка, похожая на римского легионера. Вообще, старые еврейки очень значительные, русские старушки совсем другие. И вот она смотрит на меня и спрашивает: "Ви с Ашдода?" Я говорю - нет. "Ви с Бер-Шевы? С Петах-Тиквы? А откуда же ви?" Из Москвы. "Как, приехали сюда, на две недели? Так ведь это же дорого? У вас бизнес?" Можно сказать и так, - отвечаю, - Я пишу книги. "Про что?" Про людей. Она говорит: "Так ви писательница? А как ваша фамилия?". Я называюсь, и она удивленно спрашивает: "Ви - Виктория Токарева?" И я вижу, как вокруг с лежаков поднимаются пожилые люди в купальниках и хлопают. Я заплакала. Это еврейская кровь, которая очень глубоко спрятана, но она есть.

В одном из интервью вы рассказывали, что ваша русская мама очень любила евреев.

Это была первая юдофилка, которую я видела. Она говорила "еврей - благородный". Но на меня это не повлияло, я долго стеснялась своего еврейства и прятала его. В семидесятые был ведь жуткий антисемитизм. И до тех пор, пока мне не понадобилось отчество, то есть после пятидесяти лет, никому в голову не приходило, что у меня есть еврейская кровь.

А сейчас изменилось время. Моя внучка Катя еврейка на 75%, ее отец Валерий Тодоровский еврей в двадцать пятом поколении, а ее мама – моя дочь – полукровка. Однажды Катя поехала в Англию учить язык. Там к ней подошли две турчанки и сказали: "Ты совсем не похожа на русскую". А она вскинула на них свои зеленые очи и сказала: "Я не русская, я еврейка". Она этим гордится.

Чем она занимается?

Кате двадцать лет и только вчера она окончила факультет иностранных языков в университете. Идет учиться в киношколу на продюсера. Все мое семейство не может "вынырнуть" из этой киношной тусовки. И я могу понять, потому что кино - работа живая. Снимаешь один фильм, живешь его интересами. А потом начинаешь новый – и все совсем по-другому.

Вы написали много замечательных сценариев для кино. Какие из последних ваших книг экранизировали?

Неплохо сделали телевизионный фильм "Террор любовью". Ирина Розанова там так сыграла, что я чуть с ума не сошла. Еще мне нравится фильм "Длинный день". А вообще-то я никогда не смотрю фильмы по своим книгам – там делают современное время, а я принадлежу к тому поколению, которые называют "ретро". Часто режиссеры берут для кино только сюжет, а у меня самое главное – это интонация, ирония, доброта. Раньше я работала с Данелия, у нас с ним совпадало мировоззрения, нам были смешны одинаковые вещи. А сейчас у меня такого режиссера нет, а какой-нибудь незначительный Петя или Вася мне не нужны.

Мне показалось, что герои ваших книг стали старше. Это правда?

Если вы говорите о книге "Муля, кого ты привел?" - то это автобиография. И моя мама, естественно, постарше. Но сейчас я пишу чаще воспоминания о моей молодости, и тогда герои оттуда. О своих ровесниках я не пишу, потому что всегда кто-то себя узнает, и я теряю очередную подругу.

А о чем вам сегодня хочется писать?

Раньше в моих книгах всегда были проблемы мужчин и женщин. Сейчас я рассказываю о том, что кроме поиска мужчин, в жизни есть очень много интересного. Жизнь многообразна, неисчерпаема. Чем неприятна смерть? Тем, что ты теряешь свое тело, а ведь именно от него ты получаешь главные радости и печали. Еда – это же прелесть. Сон. Глаза видят природу, которая сияет красою вечною. Даже когда человек просто говорит, его разговоры уходят куда-то в информационное поле. Знаете, как иногда в трубке телефона мы слышим: "ваш разговор записывается". А когда человек умирает, он переходит в волновое состояние, становится сгустком энергии и это уже не так интересно. Так что жизнь - хорошая вещь.


Встречи с Викторией Токаревой и презентация ее новых книг, а также рассказ о ее линии жизни: литература, кино и просто жизнь счастливой женщины состоятся: 21 сентября - в Иерусалиме в "Синематеке"; 23 сентября в зале "Сузан Далаль" в Тель-Авиве и 24 сентября в Хайфской "Синематеке".

Публикуется по материалам PR-агентства

facebook
  > Начало
> Архив
> Текст. версия
> Фоторепортажи
> RSS
> NEWSru.com
> В Москве
> Инопресса
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена.